Отдайте нам Родину! или ВОКЗАЛ — БАКУ (без чемоданов)

0

Греки же в свою очередь недоумевают, почему нас так удивляют элементарные человеческие отношения и восхищает в людях то, что присуще человеку по естеству и отличает его от животных. Им никогда не понять нас, уважающих человека уже только за то, что тот не взял чужую вещь, добросовестно выполнил свою работу, сдержал свое слово. Да разве только за это? Ведь мы уважаем того, кто не бьет свою жену, прилюдно не ругается матом, пьет в меру… Мы много за что человека уважаем. А для них это пустяк, порядок вещей…

Привыкаешь к таким странным для нас взаимоотношениям не сразу, но потом начинаешь радоваться тому, как легко, свободно и комфортно в таком окружении жить.

Идея II-го Рима – Великой Православной Империи – сохранилась у греков только как плач Адама о потерянном рае и живет лишь в виде красивых легенд и неясных пророчеств. Но вот идея эллинизма – всюду, куда бы их не заносила судьба, находить собратьев по вере и устраивать островки христианского быта – очень мощная и живучая. Как просто, дружелюбно и участливо они друг к другу относятся! Особенно, когда встречаются вдали от Родины. Их радость встречи с единоплеменником просто удивляет. И как непривлекательно на их фоне выглядят «россияне», не удосуживающиеся даже поприветствовать встреченного в чужой стране земляка.

Во всех странах, где существует греческая диаспора, она, как правило, по своему влиянию – вторая после, конечно, пегвой*. В Нью-Йорке парадом в честь Дня независимости Греции проходит больше полумиллиона (!) греков. И, конечно, сплачивает их Православная Церковь. Где бы грек не оказался, он всегда приходит в свою Церковь, где получает необходимую помощь, информацию, возможность общения…

*– Опять не понимаете? Пег-вой… Буква «эг», как в слове «гак».

Они действительно являются народом, малочисленным, но, благодаря своей сплоченности, очень заметным на фоне других и влияющим на мiровую политику. Одно только то, что под контролем греков находится большинство христианских святынь и главные Православные Патриархаты, говорит само за себя.

Силу их коллективного духа показал последний чемпионат Европы по футболу. Пусть читателя не удивляет пример. Когда Греция вышла в финальную часть турнира, вся Святая Гора переживала за своих, а в Ивироне даже отслужили молебен перед финалом. Футбол стал сейчас инструментом мiровой политики и Церкви нельзя обойти вниманием явление, к которому прикован интерес всего мiра. Тем более факт, что футболом завоевываются души людские, опровергнуть невозможно, а значит это лежит уже в духовной области – прямой сфере деятельности Церкви. Кстати, Архиепископ Христодулос, глава Греческой Церкви, встречал и благословлял прибывших с победой футболистов.

Футбол – игра коллективная, и она не вступает в такое противоречие с православным духом, как индивидуальные виды спорта, культивирующие в человеке дух соперничества и порождаемые им страсти. Наоборот, как все командные, развивает чувства коллективизма, взаимовыручки, стремления к достижению общей цели, то есть свойственные духу Православия. И греческие футболисты всю его красоту своей игрой проявили. Не имея в своей команде «звезд», они выиграли чемпионат именно силой православного духа и волей к победе. Осеняя себя крестом, выходили на поле против объективно сильнейших команд и забивали голы, благодаря за них Бога. А ведь игра национальной футбольной команды, замечено, отражает и состояние общенационального духа, что и подтвердила игра «россиянской» команды, показавшей продажный «россиянский» дух во всей его неприглядности. Проиграли «россияне» еще до игры, начав дележи и склоки.

Многие монахи на Святой Горе в победе греческой национальной команды увидели духовный смысл…

В наши времена пораженческий дух основательно проник в Церковь и, обрядившись в поддельные «кротость» и «смирение», выдает себя уже за характерный для Православия. Проводники этого духа проповедуют то, что Князю мiра сего в его мiре противостоять мы не можем и потому главное внимание нужно уделить внутреннему своему деланию, смиренно ожидая исполнения Божией воли. При этом приводят они в пример смирение и кротость Христа, напоминают о том, что Его Царство не от мiра сего (Иоан.18:36) и много еще чего, умалчивая о том, что Христос – Победитель, что «Ника-Победа» написано на Кресте Святого Самодержца Константина, что в тропаре на Воздвижение Креста Господня мы просим у Него победы над супостатами… На гербе России изображен Георгий Победоносец. (!) То есть Победа, как духовная категория, неотъемлемо присуща Православию и является отличительной чертой его духа.

В этом мiре, всегда и во всех благих делах, мы должны стремиться к победе: над страстями, грехом, видимыми и невидимыми врагами, и в этом стремлении заключается дело спасения души человеческой. Победа вообще не присуща сатанинскому духу. Господь не дал дьяволу испытать ее вкуса. Дьявол не побеждает – ему сдаются, как не побеждает и грех – в него падают.

Победа, являясь духовной категорией, не всегда проявляется в видимых результатах: бывает, в поединке духовно побеждает тот, кому снесли голову. Но она всегда достается в борьбе, и те, кто к ней не стремится, ее не достигнут. Поэтому тщетны ожидания отказывающихся от борьбы и безразсудно уповающих на милость Божию. Православный христианин – это воин Христов. Вся жизнь христианина – война. Мiрянина – с плотскими врагами, а монаха – с безплотными.

В прошлом православные христиане побеждали не только на духовном плане, но и своих видимых врагов. Однако мы, немощные дети последних времен, не ведаем вкуса победы. Многие из нас считают уже, что наш, православных христиан, удел – вечно терпеть поражения. А мы на то и православные, чтобы не быть побежденными, потому что сдаваться видимому врагу, по сути, то же, что и невидимому.

Вот поэтому многие монахи посчитали, что победой национальной футбольной команды Господь дал нам всем почувствовать вкус победы, ощутить ее радость. Он показал, что с Его помощью победить может и обычная, но уповающая на Бога, команда, обычные люди, обычный народ… Помощь Божия ощущалась так явно и сильно, что перед финалом вся страна была уверена – мы победим…

Примечательно еще то, что радость победы у греков не вылилась во всеобщее беснование, как это обычно происходит у неправославных, а во всеобщее желание к проявлению братской любви. Она еще крепче их сблизила и соединила, дала ощутимо почувствовать себя одним народом, одним организмом.

Еще одно доказательство участия в этомБожия Промысла видится в том, что одновременно Господь дал урок и нам – и «россиянам», и русским. Ведь единственное поражение греки потерпели от сборной России, и это была наша единственная победа. Это говорит о том, что «россияне» по футбольным навыкам не были слабее чемпиона. Только вот духа у них, увы, не было…

Хранительницей идеи Православной империи, III-го Рима, на протяжении всей своей истории являлась Русская Православная Церковь, но в наше время прослеживается некая странность. Отвлекают своих чад от борьбы за построение православного государства …удобно встроившиеся в нынешнюю систему батюшки. И таких, боящихся любых движений, ведущих к изменению сформировавшегося комфортного для них уклада жизни, – большинство.

Не выступая прямо против создания православного государства, они переносят акцент на личное спасение, внушая своим чадам, что заниматься политикой – дело не православное. Но ведь это очевидно, что в православной среде возможностей ко спасению больше, а поводов для греха меньше. Поэтому надо такую среду создавать. И кроме самих себя мы должны думать о наших детях, о следующем за нами поколении. Мы и называемся Церковью, потому что мы общество. Конечно, спасаться обязан лично каждый, но спасаться должны мы вместе.

Поэтому Церковь, как земная часть Тела Христова, как общество, как организация православных христиан, должна решать и земные задачи. (Кто из монахов и священников их не решает, пусть первый бросит в меня камень). Я не имею ввиду задачи хозяйственные, строительные, коммерческие… С этим все обстоит благополучно, и о решении этих задач современные батюшки не забывают. Речь идет об устройстве общества в соответствии с христианскими принципами. А это и есть воплощение в жизнь русской национальной идеи.

Видимо, подобного рода духовное руководство имеет и наш заявляющий о себе, как о православном, президент, потому что, судя по внутриполитической ситуации в России и провалам ее внешней политики, он тоже озабочен, прежде всего, собственным спасением. Хотя его положение и должность обязывают думать о спасении народа – и духовном в первую очередь. Странно то, что об этом, вообще, приходится говорить.

Пример Сталина красноречиво свидетельствует о роли личности в истории, в судьбе отдельного народа. И в нынешней политической обстановке, при сложившемся раскладе сил, чтобы в корне изменить кажущуюся сегодня тупиковой для русского народа ситуацию, необходима, прежде всего, воля и решимость нашего православного (?) президента. Но их проявлений у Владимира Владимировича мы не наблюдаем. К великому сожалению, национальным лидером он так и не стал, хотя к этому были все предпосылки.