Отдайте нам Родину! или ВОКЗАЛ — БАКУ (без чемоданов)

0

«Катакриси», «катакрино» – осуждение, осуждать. «Диакриси», «диакрино» – разсуждение, разсуждать. И если осуждение есть душепагубная страсть, то разсуждение, – по словам Святых Отцев, – высшая из добродетелей, без которой все остальные не будут являться истинными и обратятся в свои противоположности – страсти. Как безразсудные любовь или пост, например.

Главное различие между разсуждением и осуждением в том, что осуждаются люди, а разсуждаются их действия, поступки. Назвать человека подлецом за какой-то поступок – значит согрешить, так как возможно в будущем он покается и достигнет святости, чему есть множество житийных примеров. (Тот же разбойник на кресте.) Но не разсудив, что он поступает подло, можно причинить себе и окружающим вред, подвергнуть опасности.

Разсуждение является высшим духовным дарованием, дающим возможность отличать ложь от истины, зло от добра под какими бы личинами те не скрывались. В полноте этот дар присущ достигшим чистоты своих помыслов подвижникам. Именно этот дар является отличительной чертой духовного старца. Но в какой-то определенной мере добродетель эта должна присутствовать в каждом православном христианине. Без нее ориентироваться в современном мiре, полном сатанинских сетей и ловушек, невозможно.

Такое длинное отступление по этому поводу соответствует важности этой проблемы. Особенно остро встала она в последние времена, после того, как была нарушена преемственность духовной традиции и изсякло старчество.

Не имея достаточного духовного опыта находить грань между этими понятиями и боясь впасть в страшный грех осуждения, современные духовники, по-существу, неофиты, к разсуждению, «царице добродетелей», прибегают очень редко и осторожно. В то же время, столь тонкое различие этих двух диаметрально противоположных духовных категорий дает возможность недобросовестным пастырям, пользуясь невежеством своих чад в вопросах духовных, манипулировать этими понятиями в своих целях. И очень часто, как только раб Божий пытается разсудить какую-нибудь сомнительную ситуацию, чье-то не совсем понятное действие и поведение, его сразу же осекают, «предостерегая» от осуждения. А часто и просто заставляют бездумно, не разсуждая, исполнять свои приказания.

В результате, любая критическая или просто трезвая оценка действий иерархии и клира совершенно не допускается и воспринимается как ее осуждение. Именно это во многом и послужило причиной того нарушения нормальной церковной жизни и деформации православной духовности, которые сейчас наблюдаются.

Поэтому для того, чтобы понять, что с нами происходит, и исправить катастрофическое положение, в котором мы как народ оказались, следует, стараясь избегать осуждения отдельных лиц, трезво разсудить ситуацию в Церкви и состояние господствующего в ней духа.

В первую очередь с этим я обращаюсь к монахам и священству.

Если даже я был резок в оценках и форме изложения, за что прошу прощения – накипело, со всем вышеизложенным русскому человеку, тем более священнику или монаху, нельзя не согласиться. Но сколько уже было написано обличительных статей, сколько пламенных речей произнесено в защиту русского народа, а положение наше только ухудшается.

Происходит это оттого, что мы не до конца откровенны и честны, даже перед самими собой. Нет, мы не сваливаем все наши беды на окружающих нас врагов, мы обличаем и себя, но всегда до какой-то грани, какой-то черты, оставляя место оправданию. Мы боимся правды. В земных делах она мало кому приносит пользы – наоборот, на земле за нее страдают, за нее гонят.

Нам всегда что-то мешает взглянуть правде в глаза – сознание собственной греховности, страх, ложное смирение… А больше всего мы боимся правды о себе. Это и понятно. Правда обличает, делает явным грех. И гордость заставляет нас даже самих себя обманывать, вынуждает лицемерить, играть какую-то роль. Страшнее всего, когда этот дух захватывает многих, и в этой игре мы увлекаемся настолько, что жизнь превращается в театр, потому что все вокруг такие же, как и мы сами, актеры.

Правда является первым индикатором состояния общества. Если оно правды боится, значит, в нем поселился грех. Такое общество отторгает тех, кого совесть заставляет заглянуть правде в глаза. И мы, из боязни из него бать изгнанными, молчим или продолжаем играть свою роль, забывая, что «блаженны изгнанные правды ради, яко тех есть Царство Небесное». (Матф.5:10)

Но самое главное, участие в этой игре не дает места покаянию, а значит исправлению. Если мы вовлекаемся в нее, даже исповедь превращается в ритуал!

И мы не в силах будем себе помочь до той поры, пока не найдем в себе мужества назвать вещи своими именами и увидеть себя такими, какие мы есть. В этом не повредит даже то, что увидим себя хуже, чем мы есть на самом деле.

Так как проявление духа можно наблюдать по отношению к определенным явлениям, событиям, духовным и нравственным категориям, разсмотрим, как реагирует большинство церковного народа и клира на все сейчас происходящее в мiре, стране и Церкви.

Среди мiрян обезпокоенность духовно-нравственным падением общества, снижением авторитета Церкви, всепроникновением глобализационных процессов, повсеместным наступлением инородцев и иноверцев на нашу землю еще проявляется в инстинктивных, пусть и неадекватных, попытках что-то предпринять, как-то всему этому противостоять. Но за этими попытками не проглядывается ни осознания того, что нужно делать в этой ситуации, ни внутренней решимости к действию.

Большинство же наших пастырей вроде бы тоже этим обезпокоено, но как только дело касается решительных действий в защиту Православия, Родины, русского народа, обычно вспоминает слова Святителя Игнатия Брянчанинова, что «отступление попущено Богом и не тщись остановить его своею немощной рукой», толкуя их в том понимании, что процесс апостасии (отступления от Бога) зашел так далеко, что противостоять ему безсмысленно и невозможно. Остается только каяться и уповать на Бога в ожидании Второго Христова Пришествия и Страшного Суда. Тут же услышишь, что причины всех несчастий и бед, постигших наш народ, не следует искать в ком-то и чем-то другом (евреях, чеченах, азерах…), кроме нас самих… Что врага нужно победить в себе самом… Что до тех пор, пока наш народ не покается, Россия будет катиться к гибельной пропасти… А вместо того, чтобы пытаться исправить мiр, нужно воцерковиться и исправлять самого себя… «Спасись сам, и вокруг тебя тысячи спасутся»…

По форме все действительно так. Ведь проповедь покаяния лейтмотивом проходит через все Евангелие. Без покаяния спасение невозможно и исправление нужно начинать с себя самого. Это естественно. Но если верные формулировки не наполнить соответствующим содержанием, то они останутся просто трафаретами. Как победить в себе врага?.. Что нужно для этого сделать?.. Вот ведь в чем вопрос.

Каким образом нужно спасаться в Москве, чтобы вокруг тебя спаслись сотни тысяч(!) …вьетнамцев, чеченов, азербайджанцев и прочих иноверцев, ныне в ней проживающих?..(!!!) Как спасаться в Содоме и Вавилоне?!

– В борделе спастись невозможно… Сначала нужно его очистить.

И тут, видимо не без того, чтобы обойти эти непростые вопросы, логика наших батюшек делает невероятный кульбит… Оказывается, по сокровенным пророчествам, после всенародного покаяния Господь в итоге дарует русскому народу-богоносцу православного царя, который сокрушит всех его врагов и спасет Россию.

Счастливый конец в лучших традициях Голливуда… Но за елейным «смирением», «кротостью» и «упованием» на милость Божию значительной части наших пастырей проглядывает тривиальное желание устраниться от решения жизненно-важных для русского народа проблем, так как это грозит поколебать привычно устоявшееся положение вещей, нарушить собственное спокойствие и благополучие.

«Проповеди покаяния» в нашей Церкви уделяется сейчас первостепенное значение. Особенно усердствуют в этом проповедники еврейской национальности. Можно сказать переусердствуют, так как даже развернули целую компанию призывающую русский народ покаяться в грехе цареубийства и преступления клятвы, данной в 1613 году династии Романовых. (?!)

Сами бы и каялись за грехи своих дедушек в кожаных тужурках. Русским людям покаяться бы во всех их собственных грехах, а не самим навлекать на себя клятву за совершенный жидами вопиющий к небу грех….

По всем правилам жанра PR в православных кругах сформировано мнение, что без покаяния в этих страшных грехах спасение России невозможно, а за принятие на свою голову жидовских грехов Господь смилуется и дарует русским «цагя» из династии Романовых, – пухлого еврейского юношу Гошу, – который обезпечит процветание России. Причем это мнение в православной среде после причисления к Лику Святых Николая II и Царственных Мучеников на основе каких-то странного происхождения пророчеств существует в виде своеобразного канона*, сами формулировки которого своей разительной похожестью на талмудические выдают причастность к его выработке представителей все той же мудрой национальности.