Отдайте нам Родину! или ВОКЗАЛ — БАКУ (без чемоданов)

0

*Этот «канон» вошел в своеобразный «канонический свод» наряду с некоторыми другими, ставшими «хрестоматийными», но, при внимательном разсмотрении, требующими тщательного изследования штампами. Такими, как«послушание – превыше поста и молитвы», «чудеса подаются для укрепления веры» и целый ряд других… Церковный же народ принимает все эти заданные установки без разсуждения, не вникая в их смысл и соответствие святоотеческому учению, не задумываясь о том воздействии, которое окажут они на формирование нашего духа.

Во-первых, прослеживаются знакомые хилиастические мотивы: избранный народ в ожидании царя-спасителя (Машиаха), который все народы Земли подчинит Израилю для его тысячелетнего процветания. Во-вторых, налицо чисто талмудическая логика, подводящая русский народ под клятву, которую он не нарушал. Ведь какие бы доводы не приводились, царь сам отрекся от престола. Да и о какой клятве православный человек может вести речь после слов Господа: «Аз же глаголю вам не клятися всяко», т.е. вовсе? (Матф.5:34)

Призывами к покаянию заканчивается практически каждая проповедь, каждое обращение пастырей к церковному народу, но на вопрос какого-нибудь ищущего истины раба Божиего, в чем заключается покаяние народа и что лично он должен для этого делать, обычно от священника слышится совет ходить чаще в Храм Божий и невнятная путаная проповедь о терпении, смирении, послушании и молитве. А в общем смысл ее такой, что нам нужно только смиренно и кротко молиться, а Господь и Матерь Божия все управят. Но каким образом всеобщее и неотвратимое отступление обернется во всенародное покаяние, никто тебе не объяснит.

И уходит раб Божий после такого духовного наставления с понурой головой и пустым сердцем, по-прежнему не зная, что делать и как дальше жить…

Конечно, молитва – важнее всех человеческих дел, забот и занятий, и Господь Бог по молитве Святых дарует великие чудеса. Но таким образом величие Славы Своей являет Он в исключительных случаях, когда человеческими средствами достичь просимого, причем только полезного для души, невозможно. В молитве же православный христианин должен просить Бога открыть ему Преблагую Волю Его, чтобы самому и по собственной воле Ей неукоснительно следовать. В этом как раз и есть путь спасения души человеческой.

Правильный образ христианской молитвы подразумевает призывание помощи Божией в наших угодных Богу делах и дарование нам самим сил на их совершение, а не мольбу выполнить какое-то дело при помощи сверхъестественных сил без нашего участия. Это будет уже искушением Бога, самой настоящей магией. К тому же молитва – это великий подвиг и труд, который могут понести только сильные и мужественные души, и напрасно ожидать истинной молитвы от малодушного и не способного на действие человека.

Безразсудное упование на Бога – не есть свидетельство веры, а как раз, наоборот, – свидетельство духовного обольщения. Бог ждет от нас дел веры. Нам же зачастую удобнее прятать собственное малодушие и леность за ложно-истолкованными смирением, любовью и другими христианскими добродетелями, чем открыто вступать в борьбу со злом.

По многим пророчествам христианам суждено на мiрском плане потерпеть поражение. Но только где говорится, что без борьбы и сопротивления? И не в этой ли борьбе побеждаем мы на плане духовном?

Слова Святителя Игнатия о попущении Божием во всеобщем от Него отступлении – один из главных аргументов малодушных и тех, кого нынешнее положение вещей вполне устраивает. Только зачем толковать их с такой безысходностью? Естественно, противостоять действиям Антихриста, надеясь на свои немощные силы, тщетно. Но, надеясь на помощь Божию и стремясь исполнить волю Его, можно смело противостоять любому врагу, зная, что любой исход, даже смертный, Он уготовал нам для нашей пользы. (Куда здесь жидам с их индетерминизмом?!)

Да и как можно придавать этим словам значение приговора? Во-первых, Святой мог просто по-человечески ошибиться. (И это ни в коей мере не умаляет его святости.) Но главное в том, что Единый Творец и Промыслитель, будучи независимым и самовластным, в праве Свой Божественный Промысел изменить, и это видим мы на примере покаявшихся ниневитян. (Ион.3:10)

Обреченное состояние не только подавляет волю и желание действовать, оно деформирует духовную жизнь человека. Несмотря на то, что его бездействие вызвано кажущейся предопределенностью, тем не менее, это состояние порождает ожидание какого-то сверхъестественного явления, которое чудесным образом исправит ситуацию. В свою очередь, жажда чудес открывает нечистым духам вход во внутренний мiр человека, что может привести к самым плачевным последствиям.

И кто сказал, что покаяние есть бездействие?.. Что каяться – значит только сидеть во вретище, рвать на себе волосы и посыпать голову пеплом.

О случившемся в душе человека преображении и его истинном покаянии свидетельствует не его смиренная физиономия лица и красивые слова, а поступки, противоположные тем, в которых он раскаивается. Еще Иоанн Креститель, обличая фарисеев и саддукеев, призывал их сотворить «достойный плод покаяния». (Матф.3:8) Не существует покаяния без исправления, то есть действия. Покаяние есть изменение человеком своей развращенной грехом сущности, своей порочной жизни. Ведь и в Ниневии, кроме того, что «ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, …покрыты были вретищем… и крепко вопияли к Богу», но и «каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих». (Ион.3:7-8)

Искренность покаяния доказывается делами. А каяться нужно, кроме всего прочего, заметьте, и в собственном малодушии, в том, что когда-то промолчал, не вступился за попранную святыню, не защитил неправедно обидимого, …не взял в руки оружие и не дал отпор врагу.

Попробуй же сказать это большей части современных иерархов и священников. Перепугаешь до смерти, но вразумительного возражения, кроме проповеди толстовства, не получишь. Или не существовало никогда христолюбивого воинства, и значительную часть своей истории не провел русский народ в войнах, отстаивая Православную Веру и Отечество?..

Вспомним совсем недалекое прошлое, Отечественную войну, когда Церковь, сознавая то, что немецкое нашествие попущено было Богом за наши грехи, призвала народ к покаянию и …защите Родины с оружием в руках. На деньги верующих фронту отправлялись танковые колонны и эскадрильи самолетов… И именно на поле брани многие вчерашние комсомольцы покаялись и обрели спасительную Веру.

Как же мы, находясь в таком подавленном состоянии духа, можем противостоять с радостью готовым на любую жертву во имя аллаха мусульманам и другим многочисленным нашим врагам?

В 17-м году была похожая ситуация. Также до последнего момента попы успокаивали себя и, что еще преступнее, народ, стараясь не замечать ломящуюся в двери русских домов революцию. К чему это их привело всем известно… И вот вопрос. Пострадали они тогда за Христа или стали жертвами своих же малодушия и безпечности?

Не думаю, что в чеченских зинданах будет уютнее, чем в подвалах ЧК…

В этой связи, следует обратить внимание на то, что во многом деформирует духовную жизнь современного человека утвердившееся в наше время понимание Христианства как религии покаяния, а о том, что Христианство есть, вместе с тем, религия обожения, совершенствования, даже не вспоминается. А ведь никто не сподобится Царствия Небесного и Жизни Вечной, если не уподобится Христу в праведности жизни или самопожертвовании ради ближнего, не станет преподобным. Перенос же акцента в духовном делании с совершенствования на покаяние дает повод к самоуспокоению, поэтому покаяние должно разсматриваться как первый шаг, первое действие на пути к уподоблению.

Ссылаясь на то, что в наше время люди, в силу их немощей, не смогут понести и части трудов христиан предыдущих поколений, некоторые «любвеобильные» духовники своим чадам делают такие поблажки, что таинство покаяния превращают в фарс, «милостиво» отпуская им без всякого наказания и епитимии грехи, которые те с постоянной периодичностью исповедуют и в них «каются». Но ведь покаяние подразумевает впредь греха не совершение. И дорого обходится их чадам такая снисходительность. Эта легкость отпущения провоцирует человека на новый грех или закоснение в старом, то есть вместо спасения ведет к духовной гибели.

Нигде не сказано, что планка спасения в наше время снижена и что его можно достичь, раз в месяц заходя в храм поставить свечку. Проповедующие вхождение в Царство Небесное широкими вратами (Матф.7:13-14) по сути являются волками, исхищающими у людей спасение. Отдают ли наши батюшки своим действиям отчет, не знаю, но равнодушно взирать на идущих в погибель людей или, более того, создавать иллюзию их спасения, кроме как преступлением не назовешь.

Характерная деталь. Упомянутые снисходительность и «любвеобильность», в основном, проявляются к состоятельным или высокопоставленным прихожанам, чтобы не отбить у них желание посещать церковь. В этом, конечно, есть свой резон. Но не стоит ли за этим банальное опасение потерять богатого «клиента»? Тогда чем мы отличаемся от так поносимых нами за их индульгенции католиков? У них даже честнее, без лицемерия. Заплатил по прейскуранту и чист.