Отдайте нам Родину! или ВОКЗАЛ — БАКУ (без чемоданов)

0

Этот страшный грех наложил каинову печать на народ иудейский. В характере «истинного еврея» запечатлелись все пороки и страсти человеческой души. И снять эту печать можно, только возненавидев в себе еврея. Ведь никто же им не запрещает становиться русскими – проблема в них самих. Мешает им их племенная, с ветхозаветных времен отличительная черта – «жестоковыйность» (Втор.9:6), гордость. Трудно еврею склонить голову, смириться, без оправданий покаяться во грехах. И спасутся из остатка Израиля только те, которые найдут в себе силы и мужество смириться, признать, что принадлежат не к богоизбранному, а достойному всяческого презрения, распявшему Христа народу, и довольствоваться крохами, упавшими со стола. (Матф.15:27) Помоги им в этом, Боже. Печально видеть, как мучаются некоторые из них, искренне стараясь стать христианами, зная, что ничем им не можешь помочь, так как национальная гордость не дает им признать, что для этого нужно перестать быть евреями. Ведь, по словам Святых Отцов, «царицу страстей» – гордость не может уврачевать никакой лекарь духовный, кроме самого Бога.

Недаром же для евреев существует особый чин крещения, где они отрекаются от Талмуда (то есть от еврейства) и им читаются заклинательные молитвы. Но вот парадокс. Чин, который Церковь ввела им в помощь для облегчения присоединения к Православию, ими же игнорируется как дискриминационный. (!?) Почему-то призывающие русский народ покаяться в цареубийстве, свою, как народа, причастность к богоубийству признавать не хотят.

Хотя грех этот наследственный, евреем тоже можно стать, заразившись их духом. Потому что еврейство – это состояние души. То, что иногда за еврея принимают русского, в еще большей степени говорит о том, что русский и жид – категории духовные. В настоящее же время наблюдается страшная по своим последствиям тенденция. Вместе с пришедшими в Церковь за последние десятилетия евреями в нее проник и их национальный дух, который, не находя никаких препятствий своему распространению, заражает все больше и больше ее членов. А ведь Русская Православная Церковь является душой русского народа, поэтому с душой жидовеет и тело…

В результате такого духовного состояния нашей Церкви сформировался даже определенный типаж православного, можно отметить, внешне очень несимпатичный. Это некое неопрятное, нечесаное, инфантильное существо с капустой в бороде, без работы, семьи и жилплощади, все свое время проводящее в безконечных духовных исканиях и паломничествах, но ни на какое серьезное дело не способное. Можно было бы на этих бедолаг и не обращать особого внимания, если бы, не без участия в этом средств массовой информации, сей сложившийся малопривлекательный образ в представлении основной массы людей как-то постепенно и незаметно не стал типичным и характерным для православного христианина.

Вред от этого в том, что такой сложившийся образ во многом препятствует приходу новых людей в Церковь. Для молодых ведь внешние проявления и форма имеют большое значение. Это присуще и неофитам. Когда-то и Святому князю Владимиру причиной остановиться в выборе Истинной Веры на Православии во многом послужило впечатление от великолепия Константинополя и внешней красоты византийского богослужения.

Православие должно быть привлекательным, как внутренне так и внешне. О благоукрашении Церквей наши батюшки, слава Богу, заботятся, но радовать глаз должен сам вид каждого православного человека, как Храма христианской души. Благолепным, то есть красивым, надлежит быть и самому укладу жизни православных христиан, их быту. Я за то, чтобы православные ездили на «Мерседесах», а не на «Москвичах» (а лучше на «Москвичах» круче «Мерседесов»), жили в красивых домах, имели возможность путешествовать. Но чтобы к этому земному не было пристрастия и материальный достаток и свобода не давали повод ко греху, а открывали возможности для духовного развития и устремляли человека от земли к Небу.

Православные христиане должны быть сильными, здоровыми, красивыми и душой, и телом, вызывать во всем к себе уважение и служить примером. Мы должны жить в прекрасной богатой стране, чтобы все в нее приезжавшие поражались великолепием наших Храмов, красотой наших городов, благородством наших людей. Должны своим образом жизни проповедовать Евангелие на земле, быть «светом мiра» (Матф.5:14), чтобы все тянулись к нему.

Такой была Старая Россия и ее православный русский народ. Самим своим существованием Россия несла такой убедительности православную миссию, что даже англичане (!) повернулись к Православию, и перед революцией Англиканская Церковь делала настойчивые попытки сближения. Вот это, понимаю, экуменистическое движение… Обходились без Отдела внешних Церковных сношений, простите, уже связей, и на баптистские сборища и языческие камлания свидетельствовать о Православии не ездили. Кого оно привлекало, сами к нам приезжали. Да еще и принимали не всех, а с разсуждением.

А кому мы в нашем плачевном состоянии духа можем противостоять, кого привлечь на свою сторону? Более того, нынче распространено откуда-то взявшееся ложное мнение, что миссионерская деятельность не в традициях Православия. Мол, Истинная Вера не нуждается в ее пропаганде. Храмы открыты, кто хочет – придет. Но ведь когда-то Преподобный Герман уехал на Аляску проповедовать среди эскимосов, до революции русские православные миссии постоянно отправлялись в Китай и Японию, греки и сейчас активно миссионерствуют по всему свету. А сейчас у нас в Москве наши же русские дети превратились в папуасов, ходят с серьгами в языках и татуированными лицами, и где миссионеры, которые бы донесли бы им весть о Христе? Мы же все храмы строим, купола золотим. А как же купола Храмов душ человеческих?..

Как это ни прискорбно сознавать, Православная Церковь в нашем обществе превратилась в самый настоящий анахронизм. Она перестала играть в жизни русских должную ей роль души народа и является в большей степени принадлежностью чтимой старины, хранительницей внешних традиций и обрядов, чем Божиим установлением, без которого жизнь человека теряет свой смысл. Во многом это произошло из-за того, что мы перестали понимать, что есть Она на самом деле. И прежде чем мы не ответим себе на этот вопрос, в осмыслении того, что с нами происходит, мы не сможем продвинуться.

Церковь – это не Храм, не место для совершения мистических действий, не церковная иерархия и клир. Церковь – это Тело Христово, общность в духе Святых на Небесах и людей на земле, стремящихся исполнить Евангелие и наследовать Жизнь Вечную. Главной задачей Церкви является свидетельствование об Истине, с целью приведения человеческих душ в Царствие Небесное.

Сейчас же мы забыли о том, что Церковь является, кроме всего, обществом православных христиан на земле. Вследствие этого, появился даже невесть откуда взявшийся тезис о том, что Церковь находится вне политики. Сказать, что она находится над политикой, будет верным. Но представление, что политика совершенно не должна ее интересовать, и ее члены в ней не должны принимать участие, критики не выдерживает.

Земная часть Церкви живет в современном ей мiре, считаясь с его реалиями, испытывая на себе его воздействие и соприкасаясь с другими, чуждыми ей сообществами. Мiр этот постоянно меняется. Меняется, разумеется, и положение Церкви (сообщества православных христиан) в нем. Поэтому, естественно, что в определенных условиях Ей необходимо находить свое, соответственное этим условиям, место в обществе, в каждой конкретной ситуации вырабатывать линию поведения для выполнения своей главной задачи – дела спасения. То есть определять свою политику.

К примеру, когда Христианство только начинало свою проповедь в окружающем его языческом мiре, нужно было дать такие примеры любви и упования во всепобеждающего Христа, чтобы посеять зерна веры в язычниках. Христиане сознательно искали любую возможность засвидетельствовать о Христе. Для этого они шли на мучения, ни во что ставя земную жизнь и не заботясь о ее сохранении. После того же, как Христианская проповедь завоевала мiр, и была создана Православная Империя, необходимо было охранять ее от внешних посягательств, так как защищалось само право христиан на устроение земной жизни в соответствии с Евангельскими принципами, что, в свою очередь, предоставляло возможность спасения многим христианским душам. Поэтому тогда главная задача Церкви нашла свое выражение в регламентации жизни Православного государства и его защите.

На данный же момент, увы, политика Русской Православной Церкви не определена. То есть она существует для посвященных – гибкая, скрытая, «келейная», но для простых христиан не ясно – строим ли мы в России православное общество или находимся в Вавилонском плену. А сколько смуты и разделений произошло из-за неопределенности в таких насущных вопросах, как отношение к участию Русской Православной Церкви в экуменистическом движении, канонизации Царской семьи, всеобщей кодификации населения, неообновленчеству и церковному модернизму. И, тем более, ни слова о воплощении в жизнь национальной идеи!

Если причина нашего национального позора, как совершенно справедливо утверждает большинство духовников, в нас самих, так давайте и вскроем язвы и пороки для их скорейшего уврачевания. Но почему-то те, кто так настойчиво призывает народ к покаянию, находят всякие причины и обоснования скрывать собственные недостатки и грехи. А ведь лучший способ подвигнуть кого-то на любое дело – это самому подать пример. И не с этого ли начнется покаяние русского народа? Однако нестроения и духовный кризис, которые наблюдаются в нашей Церкви, – а, на мой взгляд, именно в этом лежит корень и всех наших национальных проблем, – всеми способами скрываются, и больные вопросы всячески замалчиваются.