Отдайте нам Родину! или ВОКЗАЛ — БАКУ (без чемоданов)

0

И здесь мы подходим к главному…

Серьезные отклонения, прослеживающиеся в устроении церковной жизни, и утрата Православной духовной традиции являются следствием реализации программы по деформации сознания русского человека, о которой говорилось выше. А самое страшное, что программу эту воплощают в жизнь, в подавляющем большинстве, об этом ничего не подозревающие и, в основе своей, добросовестные, ревностные, православные, но …рукоположенные с каноническими нарушениями священники и епископы. Обойти эту тему нельзя из-за того, что в свете обсуждаемых нами проблем, она является одной из ключевых, так как порочная практика рукоположения священства вопреки каноническим правилам разрушает Русскую Православную Церковь и является одним из главных препятствий возрождения русского народа. И если ее не прекратить, эти процессы могут перейти в необратимые.

Этот важнейший для Церкви, деликатный и требующий мудрого решения вопрос нуждается в тщательном изучении. Значение его перерастает рамки частного отступления от канонических правил, что практикуется сейчас повсеместно. Ведь священник формирует духовный климат прихода. «Каков поп – таков и приход». Народной мудрости не возразишь. Из настроений же в отдельных коллективах складывается духовная атмосфера всего общества. То есть мы, русские, будем такие, какие есть наши попы. Или школьные учителя*. А если среди них – и тех, и других, – как уже было отмечено, евреев половина? Выходит, будем не русскими, а еврейскими.

*В православном обществе народное образование – прерогатива Церкви.

Вообще, возведенное в систему отступление от канонов и обхождение законов – это проявление типично еврейского духа. Духа талмуда, который Самого Бога подчинил евреям. Наш, истинно русский дух, наоборот, отличает приверженность к правилам, неукоснительное, иногда даже доходящее до фанатизма, им следование. Русские люди, приверженцы «древлего благочестия», в трагическом для России ХVII веке сжигали себя, не принимая отступления даже от не имеющих канонической силы традиций. И именно влиянием еврейского духа можно объяснить существующую ныне в нашей Церкви практику – найти объяснение любому нарушению канона. Подобное «духовное развитие» следующим этапом предполагает начать и Догматы объяснять по-своему, то есть, по-ихнему.

Имея целью оградить Церковь от чуждого духовного воздействия, Святыми Отцами были выработаны каноны, регламентирующие ее жизнь до мельчайших подробностей. Руководимые Духом Святым, они предусмотрели все имеющие быть в будущем ситуации, и тщательное соблюдение этих правил позволяет сохранить чистоту Православия в любых условиях и при любых обстоятельствах.

В числе этих канонов и те, которые предусматривают условия и требования, дающие возможность избирать для священнического служения самых достойных членов общества и препятствующие проникновению в клир, соответственно, людей недостойных. Согласно им, у Престола Божиего должен предстоять непорочный агнец – сохранивший себя в чистоте, без физических изъянов и высокой нравственности человек, а потому как ему необходимо еще и управлять своей паствой – имеющий, вдобавок, определенный, предполагающий духовный и жизненный опыт, возраст. Причем избирает пастыря сама паства, что и естественно.

Во времена канонического устроения Церкви православная община из своей среды избирала самого достойного человека, никаких своих интересов не преследующего и часто своего избрания не желающего, приводила его к епископу, который после надлежащей проверки его и рукополагал. По своему усмотрению за канонические нарушения и личные грехи община могла его и изгнать.

В синодальный период Русской Православной Церкви иерейское служение превратилось из призвания в профессию, и этим ей был нанесен страшный удар. Священство стало закрытой кастой жрецов, не избираемой народом, а воспитываемой в учрежденных и контролируемых масонерией семинариях*, следствием чего уже тогда началось его духовное и нравственное разложение. И картины, вроде всем известного «Чаепития в Мытищах», были не плодом больного воображения разных «передвижников», а писались с натуры.

*Эта неизвестная для многих тема очень подробно разсмотрена в книге Виктора Острецова «Масонство, культура и русская история».

Мало кто сейчас задумывается о том, что революция 17-го есть следствие духовного упадка русского народа, произошедшего, в свою очередь, от духовной деградации ее пастырей. Как людям свойственно, мы из одной крайности бросаемся в другую, и после горького лечения коммунизмом дореволюционную Россию в своем представлении рисуем только в пасторальных тонах. – Благочестивый народ трудился под покровительством и защитой такого же благочестивого монарха, вместе с благоговейными иереями и монахами молился в церквах и монастырях, но пришли евреи с китайскими и латышскими стрелками и эту идиллию разрушили.

Однако несколько десятков тысяч предводительствуемых евреями латышей, китайцев, германских и австрийских военнопленных ничего бы не способны были сделать с многомиллионным русским народом, если бы за период правления династии Романовых не подорван был его православный дух, и он не был бы готов к революции, разбою и разврату.* Ведь это же бывшие русские люди сбивали кресты с церквей, их взрывали, устраивали в них клубы, а на кладбищах парки «культурмультуры» с танцплощадками на христианских могилах. И не надо забывать, что среди пламенных революционеров следующими по численности после евреев шли питомцы духовных училищ и семинарий.

*В первую очередь это касалось «образованных» его слоев, которые масоны и «образовали». Педагогическая семинария, а затем и университеты тоже были основаны масонами для «просвещения» русского народа, но своим светом, светом адского пламени.

Если смотреть правде в глаза, то надо признать, что в числе тысяч замученных большевиками священников было достаточное количество тех, кто задыхался «в душной атмосфере деспотического режима» и «приближал революцию», а в феврале расхаживал с красными бантами на груди, писал поздравительные реляции Временному правительству и служил за него молебны… Многие из них с радостным возбуждением встретили «духа перемен», а когда этот дух ощерил свой звериный оскал, никто не ожидал этого, и мало кто был готовдостойно ему противостоять. Революция, кроме всех страшных бед, которые она принесла, была еще бичом в руках Божиих, который разметал масонсонское гнездо, свитое в нашей Церкви. Господь и зло, сотворенное людьми, обращает в добро, ведя их неисповедимыми Своими путями. (Быт.50:20)

В советский период начали обходить уже и сами канонические правила, касающиеся требований, предъявляемых кандидату на священнический сан. Сначала, в исключительных случаях, под предлогом того, что немногие решались священниками становиться. А в годы перестройки, когда начали креститься полными составами – от водителей до первых секретарей – райкомы и обкомы, священников стали рукополагать в авральном порядке, уже без соблюдения каких бы то ни было канонических норм. В каком-то угаре, иначе не назовешь, рукополагали восемнадцатилетних детей, многоженцев, бывших комсомольских активистов, буддистов и прочих аферистов*.

*Согласно канонам, священником может стать муж одной жены (то есть не имевший до брака никакой другой) или, в случае, если он монах, девственник, достигший тридцатилетнего возраста. Только этого хватит, чтобы под запрет отправить большую часть нашего клира, а ведь существует еще множество других ограничений.

Чьи-нибудь робкие попытки как-то предостеречь от такой неразборчивости пресекались в корне. Как же, ведь идет второе крещение Руси! Но ведь каноны, в своих многочисленных примечаниях и дополнениях учитывающие самые разнообразные экстренные случаи, нигде не говорят, что в случае оскудения священства можно рукополагать безусых юношей, блудников и бывших активистов богоборческих организаций. А если не успевали бы канонические священники крестить, могли бы это делать за них и мiряне, что и позволяется в исключительных случаях. (Мvропомазаться новокрещенные для полного соблюдения чина могли и позже у какого-нибудь канонического священника.) Таким бы образом и Русь окрестили, и каноны соблюли.

Следующее возражение наших оппонентов: ну а кто же будет исповедовать, паству наставлять? На него ответим, что это только в марксистско-ленинской философии количество переходит в качество. Никакие причины не могут быть основанием рукополагать во священство не готовых к этому служению людей, тем более его недостойных. Мы сейчас как раз и обсуждаем то, как нам выбраться из тупика, в который нас завели эти самые слепые вожди слепых. (Матф.15:14)

Нельзя быв­шему комсомольскому деятелю доверять людские души – ему очищением своей до конца жизни заниматься хватит. Равно, как и невозможно, окончив философский факультет по кафедре атеизма, покреститься и стать богословом, потому что Богословие – это не наука, а мистический опыт.

В России даже многие священники не знают, что не всем из них, даже канонически рукоположенным, дозволяется исповедовать паству. На это имеют право только самые духовно опытные из них, над которыми совершается и особый чин – хиротесия.