Отдайте нам Родину! или ВОКЗАЛ — БАКУ (без чемоданов)

0

А в наше время можно констатировать страшный по своему значению факт. Православие, в крещальной купели которого родился русский народ, перестало уже быть для нас общей верой. Более того, взятые за основу построения «новой России» либерально-демократические принципы, поощряя всяческие «свободы» и культивируя в людях индивидуализм, способствуют только разъединению общества. И к тому же, вот уже второй десяток лет живем мы без какой-либо самой захудалой идейки. С тех пор, как Явлинский с Шаталиным двинули маразматическую идею за 500 дней перегнать Америку, помню только одну и действительно стоящую – «мочить «чехов» в сортирах» (В. В. Путин). Но и та быстро заглохла.

Народ не может жить и развиваться без национальной идеи, овладевающей всеми слоями общества, стирающей различия и устраняющей антагонизмы между ними, определяющей ориентиры развития и указывающей цели. Такой как, например, «Москва – Третий Рим», «Германия – превыше всего» или построение коммунистического «земного рая»…

Национальная идея раскрывает народу общее для всех понятие Родина. Но для нас, нынешних русских, что есть Родина? Для кого она – Православная, для кого – советская, а для кого – и виртуальная…

Для такого великого народа, как русский, национальная идея тем более необходима. Его могучие силы надо направлять в созидательное русло. Иначе они устремятся на разрушение или еще хуже на саморазрушение. В нашем же «россиянском государстве» который уже год «единая партия и правительство» не ставит перед «россиянским народом» вообще никаких целей и задач, и это никого не волнует. Вспоминаются коммунистические съезды, планы, пятилетки… Сколько было идиотизма, но ведь сколько и распирающего грудь пафоса!..

У сегодняшней власти на все обвинения в ее недееспособности отговорка одна. Что, мол, сейчас, невероятно трудно что-либо исправить – мы навсегда отстали от Запада, народ пьет и не работает, денег нет, все воруют… И сразу же задается ответный вопрос. А что, вообще, можно сделать в нынешней ситуации?

Но, позвольте, вопрос-то поставлен некорректно. О каких действиях можно вести речь, если народ живет без никакой цели? Во всем должна быть последовательность. Сначала намечается цель, затем оцениваются возможности и, исходя из них, ставятся задачи и планируются действия. Тактические вопросы решаются в соответствии со стратегическими установками. Если, к примеру, цель – подъем жизненного уровня народа, то ЮКОС следует национализировать и его прибыль направлять на формирование пенсионного фонда, развитие здравоохранения, образования, а если целью является передел собственности, то ЮКОС нужно передать в другие руки, которые определенному кругу лиц исправно пополняли бы счета в швейцарских банках…

Будет у народа цель – найдем, что предпринять. Неужели такие элементарные вещи нужно объяснять нынешним правителям, половина из которых имеет военное образование и о вопросах стратегии и тактики знает не понаслышке?..

Слава Богу, русские люди еще сохранились, их пока не так уж и мало, но полноценным единым народом, как было сказано, назвать нас уже нельзя. Существуем мы как монады. В лучшем случае сбиваемся в малочисленные группы, в основном сохранившиеся на церковных приходах и вокруг немногих оставшихся русских институтов. Даже национальных культурных центров, создание которых инородцами в каждом русском городе является отличительной чертой нашего времени, и тех у русских на русской земле практически нет.

А бывший великий русский народ подразделяется теперь на собственно русских, то есть ис­поведующих Православие или хотя бы придерживающихся его традиций и культуры, и на множество русскоговорящих «малых народцев» под обобщающим именем «россияне». Под ними я не имею в виду титульные народы России, а также корейцев, еврейцев и разных «афророссиян», и, само собой, таким обобщением не хочу унизить национальное достоинство «дагов» или «чехов». Да и так понятно, что это к ним не относится. Хотя это наименование введено якобы для уравнивания в значимости всех народов России, никакому мордвину или буряту, а уж гордому сыну гор, тем более, назвать себя «россиянином» в голову никогда не взбредет.

«Россиянами» за последнее несколько десятилетий стала значительная часть бывших «русско-советских», представляющая из себя множество групп, партий, «субкультур» и «меньшинств». Это не только разные рэйверы, рокеры, джокеры, покеры и всякие голубые, розовые и прочих цветов радуги «неформалы», демократы и «еврочеловеки», для которых Америка – мать родна, а Россия – просто «эта страна».К ним следует отнести и значительную часть бывших «простых советских людей», хоть и считающих себя русскими, но забывших веру отцов, и потому стремительно теряющих свою национальную идентификацию. Единственно, что некоторых из них удерживает в русском духовном поле, это не язык, а, видимо, молитвы их предков. (Пол Африки на английском говорит, но ведь никто же не считает негров англичанами.)

«Простой советский человек» звучало, конечно, гордо, однако к сложившемуся из истории и литературы образу русского человека имело самое отдаленное отношение. Образцы боевого и трудового героизма он, временами, показывал, но в основном сдури, со страху, по пьянке, и …когда просыпался в нем человек русский. Ну и, конечно, как образец для подражания он никуда не годится… Даже в сравнении с азербайджанцем. Ведь, что характерно, из них-то «советских человеков» не налепили так же, как и из узбеков, таджиков и всех остальных наших «братьев». Понятие «советский человек», увы, всегда ассоциируется с русским.

Самая отличительная черта русско-советского характера – разобщенность, потеря коллективных навыков. Коммунисты, как говорится, клин вышибали клином. Все вроде бы состояли в колхозах и профсоюзах, но эти самые колхозы, комсомольские собрания и коммунистические субботники напрочь отбили у русских, ставших советскими, желание общаться с себе подобными. Это и естественно, потому что уподобились мы друг другу не в христианских добродетелях, а во взаимной неприязни, зависти, недоброжелательстве, равнодушии, доносительстве, трусости, лицемерии, продажности…

Взаимоотталкивание русско-советских людей не прекращалось даже перед лицом опасности и внешней агрессии. Каждый служивший в армии помнит, что несколько сбившихся в стаю тех же «чехов» могли в страхе держать целую роту, а русские, то есть советские, потеряв свойственный всем живым существам навык в случае опасности объединяться и группироваться, не могли дать отпор во много крат меньшей численности врагу.

Очень непривлекательно выглядел «простой советский человек» и в быту. Не дай Бог, иметь его соседом. Ведь что нам, бывшим русским, ставшим советскими, мешало иметь двухэтажные дома и машины, как грузинам? Причин, конечно, много, но основная – зависть соседа.

А сейчас все эти гнусные черты советского характера, перекочевавшие в «россиянский», приписывают характеру русскому…

Даже некоторых, называющих себя патриотами, русскими назвать трудно. Коммунисты имеют право именоваться только советскими патриотами, кстати, они всегда так себя и называли. А патриоты-язычники – патриотическими кривичами, вятичами, полянами, древлянами, в зависимости от места их рождения и богов, которых они почитают. Но русскими патриотами и те, и другие смогут стать только тогда, когда покаются и воцерковятся. Да и многие, считающие себя православными, будучи ими только по форме, поклоняются Золотому тельцу и различным кумирам, по-существу, являясь идолопоклонниками, что вызывает сомнения в их русскости.

«Россияне» – это инвалиды духовной войны, которая велась против русского народа на протяжении нескольких веков. Это, в основном, те, кто прошел основательную идеологическую обработку в коммунистические времена и их потомство. Кстати, их, «россиян», и выявляет толерантность к этому неспроста появившемуся в употреблении определению, к которому русских методично приучают. В то время как определение «русский» в обозначении вообще чего бы то ни было считается неполиткорректным. Даже графу в паспорте отменили, чтобы побыстрей истерлась в памяти наша национальная принадлежность. Был когда-то русский, а стал московский, питерский, рязанский, измайловский, солнцевский…

Отличительные черты «россиян»: полнейшая религиозная индифферентность (в лучшем случае обрядоверие на уровне – поставить свечку, освятить офис и т. д.) или букет различного рода суеверий (от коммунизма до сатанизма), почти полная утрата национального самосознания и интернационализм во взглядах, размытые представления об отношениях полов и семье. То есть прослеживается вполне видимая аналогия с работой мiровых экспериментаторов по выведению человека новой породы, о которой говорилось вначале. «Россиянин» – это как бы его полуфабрикат. Шлифовать «необработанный камень» еще предстоит, но промежуточный результат уже налицо. Даже такие искусственные, склонированные в алхимической реторте общности, как советский или американский народ, в гораздо большей степени могут называться народом, чем «россияне».

Такая метаморфоза с русскими людьми произошла в результате изменения их сознания. После революции Православную Церковь лишили возможности влиять на формирование народного духа. Эту роль взяли на себя идеологические институты: коммунистическая партия, комсомол, пионэрия… И если они, насаждая атеизм, а точнее, новую коммунистическую религию, еще не посягали на подрыв основных нравственных категорий, то с приходом демократии началось прямое развращение народа.