ПЯТЬ ЛЕТ ПОДВИГУ СВЯТОГО XXI-го ВЕКА

93

3009-001

Пять лет назад (Господи, как летит отпущенное Тобою нам для спасения время!), 19 ноября 2009 года в 22.40 в Москве прямо в храме Св. Апостола Фомы на Кантемировской ваххабитом был убит его настоятель — священник Даниил Сысоев.

Об этом страшном и знаковом для современной России событии мы уже писали: ЗДЕСЬ. Обязательно прочитайте. Добавлю только, что приехавший сразу на место убийства криминалист, по стечению обстоятельств старый и верный друг Карулий, был поражен обилием и ослепительно ярким цветом крови священномученика. А он, следователь по особо важным убийствам, крови насмотрелся немало.

Эта икона написана тоже другом Карулий — рабом Божиим Юрием. И сегодня наши отцы перед иконой Исповедника Христова Последних времен Даниила отслужили молебен. (Я, к сожалению, сейчас в Θессалоники нахожусь.)

В этой связи, хочу сделать разъяснение. Дело в том, что в Русскую Православную Церковь все больше и больше проникает канцелярский католический дух — плоды трудов митрополита Никодима (Ротова), плачевный свой конец в Ватикане нашедшего, и его последователей дают о себе знать. В то время, как, по словам самого патриарха, Каноны Вселенских Соборов и Святых Отцев не работают (?!), Московская Патриархия увлеклась выработкой концепций и уставов, организацией отделов и комиссий, которые всячески пытаются зарегламентировать любой шаг клириков и мiрян, не оставляя места жизни духа. И сейчас многие приходящие к нам в исихастирион недоумевают, — это в лучшем случае, — почему мы почитаем убиенного иноверцами отца Даниила как Святого, если он еще официально не канонизирован Русской Православной Церковью?!

Но ведь вопрос этот не к нам, а к пресловутой Комиссии по канонизации. Почему канонизируя скопом, не разбирая, кто был кто, всех убиенных в большевицкое лихолетье (а ведь среди них было много тех, кто приближал революцию и ей радовался) или известных масонов, таких как Филарет (Дроздов) или Макарий (Глухарев), к примеру, она не канонизирует истинных Исповедников Христовых, святость которых очевидна и в протоколах и печатях синодальных чиновников не нуждается? Ведь засвидетельствовано же то, что Евгений Родионов предпочел умереть, но не снять нательный крестик, и этого уже достаточно для его почитания верными Церкви. Тоже самое можно и о подвиге о. Даниила сказать. Святость его он доказал своим исповедничеством на глазах у своей паствы. И подвиг этот ставит его в Лик Святых без рекомендаций каких-либо комиссий.

А достает ли духовного зрения такие очевидные вещи видеть — это уже проблемы каждого христианина в отдельности. И во все времена Святых начинали почитать, не дожидаясь решения комиссий (в которых неизвестно еще кто заседает). Сначала почитание бывало местное, и это естественно. А потом, когда слух о молитвенной помощи Святого и чудесах от мощей его разпространялся по всей Церкви, почитание становилось уже общецерковным.

Об этой серьезнейшей проблеме нашей Церкви, убивающей истинную духовную жизнь и лишающей церковный народ примеров того, как должен поступать православный в трудный, требующий выбора между Христом и сатанинским соблазном час, — ведь и это вопиющее к Небу заклание ваххабитами священника перед алтарем Господь попустил всем православным во обличение и пробуждение духа в преддверии страшного исламского нашествия! — мы тоже писали: НЕУВИДЕННЫЕ, НЕУЗНАННЫЕ И НЕПОНЯТЫЕ НАМИ СВЯТЫЕ ПОСЛЕДНИХ ВРЕМЕН.

Потому всем «духовным бюрократам» ответим так: Священномученника и Исповедника Христова Последних времен Даниила, закланнаго фанатиками-исламистами в Храме Божием, мы почитаем как местночтимого на Карульях Святого. Причем почитают его не только у нас на Карульях. Румыны сразу же после исповеднического подвига о. Даниила написали его икону и акаθист ему.

Даниил Сысоев

СВЯЩЕННОМУЧЕНИЧЕ ДАНИИЛЕ, МОЛИ БОГА О НАС!