ПАНИГИРИ У ΕФРЕМЕЕВ

2

Вчера мы были на панигири у Ефремеев на Катунаки.

Это братство почившего 1996 году (я еще его застал) знаменитого аθонского старца Ефрема, ученика Иосифа-исихаста.

Агрипнии [всенощной] не было. Собрались все окрест живущие отцы только на Божественную Литургию.

На правом клиросе пели Данилеи. Протопсалтис был один из лучших аθонских певцов — герон Даниил.

На левом — Герасимеи с Микри Агиа Анны.

Папа Аθанасиос Данилейский.

А это наш о. Андрей кадит перед чтением Апостола.

Апостола читает патер Продромос Герасимейский.

А Евангелие — папа Нифон Данилейский.

Великий Вход.

Святое Причастие.

После службы в ожидании трапезы (слева направо) старец Ефремеев — папа Иосиф, старец Θомадес — папа Θома и герон Даниил Данилейский

Праздничную трапезу возглавлял старейший — герон Даниил.

Весь стол снять не удалось — для выбора ракурса не было места.

Старец Иосиф вышел провожать гостей. Он очень добрый человек. Об этом и лицо его говорит.

Справа от о. Иосифа отцы Данилейцы, слева — наш о. Андрей

Гости расходятся.

Сфотографировался на память со старцем Иосифом и я, но снимок, как видите, не удался.

Мои послушники.

Патер Максимос Данилейский приготовил мула для старца Даниила

Спускаемся к себе на Карулья.

Часть келлии Ефремеев виднеется в ущелье.

Внизу показалась келлия герона Михаила.

Герон Михалис выбежал (в прямом смысле) спросить нас, как прошел панигири.

Сколько его помню, ему всегда было за восемьдесят (?!) — чуть ли не с 90-х. Но он очень живой и непосредственный.

Герондаки попросили сфотографироваться специально для читателей Живой Книги. Он за вас помолился.

Потом старчик побежал, чтобы мы его для России сфотографировали на фоне его келлии.

А здесь он кричал нам, чтобы его с нового ракурса сфотографировали. Я фоткал на звук, но почему-то герондаки в кадре не могу найти. Может быть вам удастся?

Ниже герона Михалиса уже начинаются Карулья. Мы как раз сейчас на уровне Карульского уха — причудливой естественной арки в скале. (В правом верхнем углу фотографии.) Вверху — калива патера Харитона. Чуть ниже — наш осиротевший муларник. (Кто не знает — наш мул Кокини недавно поскользнулся на тропе, упал с обрыва и разбился насмерть.) Еще ниже — цистерна, в которой мы храним воду. На ней солнечные батареи.

И вот мы почти уже дома.

Преподобный отче наш Ефреме, моли Бога о нас!