НАШИ ЦЕРКОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ (ИХ ВИДЕНИЕ В ВОСЬМИЛЕТНЕЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ)

0

В моей книге «Русские с нами Бог!», написанной еще в январе-апреле 2006-го года, была предпринята попытка найти причину духовной немощи, поразившую русский народ. Эта полная несостоятельность русских в решении множества проблем, возникших перед нами, как нацией, в результате крушения СССР, на мой взгляд, была следствием явного духовного упадка Русской Православной Церкви. Уже к тому времени обмiрщение Церкви и превращение ее в бюрократическую общественную организацию, обслуживающую интересы любой действующей власти, придавая видимость ее легитимности, было очевидным. Время полностью подтвердило диагноз восьмилетней давности. Вы сами можете в этом убедиться.

Мое твердое убеждение, что болезненная анемия, поразившая наш народ, является следствием того, что душа его – Русская Православная Церковь – очень больна, и жизненных сил животворить его тело у нее почти не осталось… Ее планомерно превращают в бюрократическую и коммерческую организацию, в которой собственно Церковь Христова гонима и притесняема.

И если мы эту горькую правду мужественно примем, это и будет свидетельством того, что здоровые силы в Русской Православной Церкви еще присутствуют, и надежда на ее исцеление не угасла… А горечь всегда была вкусом лекарства…

Большинство же нашего священноначалия и значительная часть клира такой диагноз с негодованием отвергнет. В лучшем случае, примет во внимание или даже согласится, но, отделавшись какой-нибудь дежурной формулой, – вроде, «времена последние…» или «спасись сам…», – посоветует не смущать людей и на широкую аудиторию такие суждения не выносить. Как мудрено сказал о моей предыдущей книге один Владыка: книга правильная, но …вредная. (?!)

Но как можно исцелиться, не вскрывая нарывов?..
Дерзнувших на критику внутрицерковных отношений даже сравнивают с Хамом, не покрывшим наготу отца своего. (Быт.9:22) Но ведь в жизни ко всему надо подходить с разсуждением… Одно дело – безстыдно и нагло взирать на целомудренное тело своего, хоть упившегося вином, но отца, другое – открыть прячущуюся за пологом блудницу. Одно – глумиться над павшим по своей немощи в грех человеком, которым может быть и клирик, и иерарх, другое – открыть возведенные в систему канонические нарушения и вопиющие к Небу грехи.

Однако современными фарисеями нам внушается мысль о том, что церковные нестроения и грехи ее пастырей необходимо скрывать с тем, чтобы не соблазнять этим людей. Но не к их ли предшественникам относятся гневные слова Господа: «горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды» (Матф.23:25)?

Наоборот, небоязнь открывать свои недостатки говорит о духовном здравии и стремлении к совершенству. В первые века христианства в грехах каялись с амвона… Церковный народ всегда правильно оценит открытые действия иерархии по искоренению злоупотреблений в Церкви и наказанию в них виновных. И в соблазн это ни в коей мере православного человека не введет. Напротив, ободрит и придаст ему веры пастырям.

Но, действительно, соблазн – это, когда все видят, что иерархи и клирики за вопиющие грехи, даже получившие огласку, не несут никакого наказания и через какое-то время, когда утихают страсти, снова получают кафедры, монастыри, приходы. Неужели забыли эти лукавые «вожди слепые» (Матф.23:24), что «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» (Мар.4:22)? Ведь любые «неафишируемые» внутрицерковные конфликты и происшествия сразу же становятся предметом всеобщего обсуждения и пересудов, а лейтмотив их один – почему все эти конфликты разрешаются «келейно», и виновные не получают даже малой епитимии?

Открытость, прозрачность, ясность – категории, принадлежащие свету. А Истинный Свет – Господь наш и Бог. Напротив, таинственность и закрытость – это область тьмы, где от начала времен прячется боящийся Света дьявол. И если человек боится правды, а Солнце Правды – Христос, то чей он?..

И еще… Люди могут так уж невероятно соблазниться падением священника или епископа, если только им внушили, что он при жизни святой. Но это противоречит учению Церкви.

Отношение к епископам и иереям, как к обычным, по своему человеческому естеству, людям, а не как к безплотным ангелам, отнюдь их не уничижает. Наоборот, заставляет еще сильнее уважать их, как людей не обычных по своему устремлению человеческое естество превозмочь. Но в Церкви сейчас такое мнение, к сожалению, не преобладает. И фарисейское надмение и чувство собственного превосходства по отношению к простому церковному народу и даже простым монахам является отличительной чертой значительной части современного священства. А епископы, вообще, превратились для народа в небожителей.

Русский народ и Русская Православная Церковь неотделимы друг от друга, как нераздельны тело и душа в живом организме, и все проблемы у них общие. Поэтому и возрождение русского народа начнется только после оздоровления его души, – с приведения внутрицерковных отношений в соответствие с Апостольским, Святоотеческим духом и устройства нашей Церкви согласно установленным Святыми Отцами правилам и канонам.

На мой взгляд, все церковные нестроения происходят по причине этого несоответствия. Именно на этом многие ревновавшие по Богу, пусть и не по разуму, преткнулись и дали место дьявольскому помыслу, который им внушил, что, вследствие нарушения канонов, нашу Церковь покинула благодать. Соблазнившись творящимся и покрывающимся в церковной ограде беззаконием, эти «книжники», вместо того чтобы, оставаясь в Церкви, стоять за правду и обличать волков «в овечьей одежде» (Матф.7:15), вышли из нее в поисках утерянной благодати и ищут ее, как «чашу Грааля», заплутав среди множества зилотских «церквей» и «синодов». У нас на Карульях таких заблудившихся, но по сути своей рабов Божиих, целая колония.

В этой связи, замечу, что говорить о нарушении канонического устройства Церкви или злоупотреблениях иерархии и клира имеет право (и должен) только тот, кто в ней находится. В ином случае получается лай на луну. Все равно, что, допустим, мне обвинять в нарушении субботы Берла Лазара.
Мы же из Церкви выходить не будем, а за нее постоим, и пусть свои «синоды» создают те, кто по своим «немощам» Церковные каноны соблюдать не в состоянии…

Основное несоответствие нашей внутрицерковной жизни Апостольскому духу, которое в наше время явно проявилось, заключается в том, что простой народ, за исключением церковной молитвы, от участия в ней совершенно отстранен. Сейчас мы наблюдаем то, что, пользуясь абсолютным его невежеством в вопросах церковного строительства, иерархия и клир все больше и больше отдаляются от него и превращаются в некую касту, закрытый орден. Происходящее в нем покрыто тайной за семью печатями, а членство приобретается тоже по неизвестным народу качествам и причинам. Меня простите, но тамплиеры и иоанниты тоже с этого начинали.

Причем за последние годы очень многие не удержались от искушения обладать духовной властью над людьми и стали священниками и епископами, имея на то канонические препятствия. А многие до их рукоположения и вообще не знали, что такие существуют. В наше время священника или епископа, отвечающего всем каноническим требованиям, найти практически невозможно. Понятно, что это было вызвано острой необходимостью, но взять за правило не соблюдать церковные каноны недопустимо.

Полнейшее пренебрежение канонами привело к тому, что многие иерархи и священники забыли о самом существе своего служения. Богу можно служить, только служа своей пастве. Ведь Господь ясно сказал, что, «если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Иоан. 13:14-15). Но «Чин умовения ног» остался в нашей Церкви неким трогательным обрядом, а не как напоминание пастырям о сути их предназначения. Наблюдая некоторых батюшек, просто диву даешься, откуда у бывших комсомольцев такие барские замашки? А многие сегодняшние Владыки*, больше напоминают деспотов в укоренившемся в русском языке понимании этого слова, как тиран, самодур. Сказал – повелел, а если неправ, правды не добьешься – церковного суда то нет.

Чтобы оздоровить внутрицерковные отношения не нужно выдумывать ничего нового. Надо просто возродить нормальную приходскую и епархиальную жизнь и вернуться к каноническому устройству Церкви, о котором говорилось выше. Христианская община имеет Святыми Отцами предоставленное ей право избирать себе достойного священника, а епархия – епископа**, духовного лидера, слово которого имело бы вес и авторитет, и у которого паства была бы в послушании по собственной воле. Эту практику просто необходимо вернуть. Оттого и развелось в Церкви так много «наемников», что пастырей себе народ не выбирает, как было это в те времена, когда Церковь имела каноническое устройство.

Конечно, на созыв в ближайшее время Поместного Собора Русской Православной Церкви, на котором можно было бы разсмотреть все требующие безотлагательного разрешения церковные проблемы, разсчитывать не приходится. И в организационном плане это не простое мероприятие, и противников его проведения больше, чем достаточно. (Не побоюсь сказать, что практически весь епископат и половина клира). Но, так или иначе, положение надо менять.

Представляю сочувственные улыбки даже моих доброжелателей. Не спорю, привести в каноническое устроение Русскую Православную Церковь из ее сегодняшнего состоянии кажется полнейшей утопией. Восстанет весь паразитирующий на ее теле бюрократический аппарат – сотрут в порошок любого. Но другого пути нет, потому что отступление от канонов – следствие перерождения, и если этот процесс будет продолжаться, наша Церковь превратится в протестантское сборище, чему в истории примеров достаточно.
И не надо малодушествовать. С нами Бог! И в наши руки Он дал непобедимое оружие – правду. Обо всем нужно просто без боязни говорить. Неправда не терпит открытости, как грех – обличения. А правоту пусть разсудит церковный суд, он же сохранит от клеветы и неправедного поношения. Поэтому возстановление независимого и полномочного церковного суда и есть первый шаг на пути оздоровления внутрицерковной жизни. И мы, церковный народ, должны потребовать от наших иерархов этот шаг совершить.

*Δεσποτης (греч.) – властитель, господин; деспот; епископ.
**На Кипре эта практика сохранена до сих пор, а в Греции идет широкая теологическая дискуссия о возврате к ней.