МОНАХИ И ПОЛИТИКА

32
Монахи и политика

Просматривая журналы читателей Живой Книги, наткнулся на обсуждение моей НАДЗОРНОЙ ЖАЛОБЫ 
на решение Промышленного районного суда г. Ставрополя о признании моей книги «Отдайте нам Родину! или ВОКЗАЛ – БАКУ (без чемоданов)» экстремистским материалом: http://gasloff.livejournal.com/439914.html#comments. Лейтмотивом этого обсуждения было мнение, что монаху занимать себя общественно-политическими вопросами предосудительно.

Выражалось оно в разных интерпретациях. От хамства надменного («муть какая-то, скучно ему там») и вердиктов «виртуальных старцев» («не верю я в то, что он афонит, да еще из Карули…), до прямо-таки угроз и требований разправы: «Канонические санкции к этому «матерому человечищу» надо применять. И весьма срочно. Перед такими в принципе должен ставиться ТОЛЬКО ОДИН ВЫБОР – ПОКАЯНИЕ ИЛИ СМЕРТЬ! Иначе вред от его писаний будет неисчислим…» (?!)

Встречал в интернете «перлы» обо мне и похлеще, однако раньше в форумах не участвовал и в дискуссии не вступал. Иногда только в хамстве своем «за буйки заплывшим» писал в личную почту. Но так как сейчас стал активным участником Живого Журнала, то вступил с этими «ужасными» в дискуссию, без всякого сомнения предполагая, что она будет вестись честно, так как все оппоненты вроде бы православными себя считают. Отвечал им корректно и по существу, …за что и был «забанен».

Еще одно подтверждение народной мудрости: «жид крещеный, что вор прощеный»… Увы.

А потому отвечу иудействующим в Православии еще раз в Живой Книге. Собственно, не им — они-то все знают: и чем монаху следует заниматься, и каким должно быть его духовное устроение, и какое наказание он должен понести. Отвечаю тем русским, которых соблазняет мой интерес к общественно-политической жизни в России.

Сначала приведу отрывок из ОБРАЩЕНИЯ КАРУЛЬСКИХ МОНАХОВ К РУССКОМУ НАРОДУ ПЕРЕД ПРЕЗИДЕНТСКИМИ ВЫБОРАМИ 2008 ГОДА.

«…Обращаясь к русскому народу, мы не нарушаем свой монашеский чин. Как раз наоборот, мы поднимаем вопросы, касающиеся спасения души и Жизни Вечной. Ведь во все времена и у всех народов любое политическое событие или движение имело свою духовную основу и принадлежность. Особенно наглядно это в наши дни, когда все политические процессы в мiре развиваются в русле его предуготовления к скорейшему пришествию Антихриста.

Политика – это всего лишь одна из форм извечной борьбы сил добра и зла, то есть одно из проявлений борьбы духовной. А разпространенное, даже в монашеской среде, мнение, что монаху не к лицу проявлять интерес к общественно-политической жизни, врагами Православия создается искусственно, имея целью обезоружить своих главных противников. Ведь даже владея подавляющим властным и финансовым ресурсом, трудно бороться с теми, кто не живет материальными категориями. Отсутствие земных привязанностей и зависимостей, позволяет монаху, в отличие от поглощенного житейскими попечениями мiрского человека, иметь безпристрастную точку зрения на все общественные проблемы и события и свободно, без страха, лицемерия и лицеприятия, ее отстаивать.

Таким камертоном духовного состояния общества и было монашество во времена своего разцвета. По определению Св. Иоанн Лествичника: «свет монахов – ангелы, а монахи – свет мiра». Но, постепенно, из-за собственных страстей попав в зависимость от архиереев, мiрских правителей и разного рода «благодетелей», утратило оно свою духовную свободу, стало безгласным и безучастным к проблемам своего народа. Поэтому в наши лукавые времена потребность в свободном независимом монашеском слове как никогда велика. И молчать в пору, когда нужно бить в набат, мы считаем преступлением.

Это духовное устроение сохраняем мы по завету отошедших уже ко Господу святогорских старцев наших. Так блаженной памяти старец Паисий вспоминал, к примеру, что в былые годы, когда люди жили по Божиим законам, монаха, интересующегося тем, что творится в мiре, заточали в пиргос – башню, а сейчас такого заточения достойны те монахи, которым безразлично в нем происходящее. Потому что современному, отдалившемуся от Бога человеку, ослепленному фальшивым блеском и соблазнами мiра, трезво воспринимать окружающее, а, следовательно, иметь правильное мiровоззрение, практически невозможно. Из монастырского уединения, неспешности и тишины мiр и бушующие в нем страсти видятся в ином свете. А посему монашество в наши дни, как никогда, должно быть светом мiра. Само положение наше предполагает без страха свидетельствовать об Истине. Не отягчены мы ни имениями, ни женами, ни детьми, терять и бояться, кроме Бога, нам нечего и некого, и кому, как не нам, в случае необходимости, следует первыми встать за правду, обличить ложь, не убоявшись сильных мiра сего и всегда следующих за этим искушений?

Преподобные и Богоносные Отцы наши, в случае угрозы Православию, всегда выходили из пустынь и вертепов земных на его защиту. И не только словом, постом и молитвой действовали они. В Иверском монастыре, к примеру, хранится кольчуга Иоанна Торникия, грузинского монаха, который по благословению Святого Афанасия командовал войсками, разбившими подступивших к Константинополю мятежников-еретиков.

Потому и мы, недостойные, если достойные до сих пор молчат, поступаем по примеру Святых Отцев наших…»

[Полный текст ОБРАЩЕНИЯ.]

Тем не менее, в России сейчас бытует на этот счет совершенно противоположное мнение. Какой бы то ни был интерес монаха к общественно-политической жизни, а, тем более, в ней участие, считается предосудительным и монашеского звания недостойным. Вытекает оно из прочно внедренного в сознание современного человека ложного и совсем неправославного представления о том, что Церковь должна быть вне политики.

Но ведь чем, как не политическим актом, можно назвать отказ Святых Мучеников приносить жертву официальным богам, культ поклонения которым являлся политической основой государств, в которых они жили?..

Что значит быть вне политики, когда политика, в одном из значений этого понятия, – всеохватывающий феномен общественной жизни, пронизывающий все её формы? Одно дело не участвовать в грязных махинациях и манипулировании общественным сознанием, ныне называющихся политической деятельностью, другое же – давать им православную оценку и обличать антинародные действия властей.

На чем основывается это утверждение, если, в другом значении, – политика есть воплощение в жизнь определенной идеологии? А идея – это уже категория духовная, и как таковая, несомненно, должна находиться в сфере церковных интересов. Ведь, если разсудить, каждое политическое событие или движение имеет свою духовную подоплеку.

Неопровержимый факт, что все политические движения раннего христианства и средних веков имели в своей основе какую-нибудь очередную ересь, а начиная с «Великой» Французской революции, все политические перевороты были явными проявлениями богоборчества. В наши же дни, когда основные политические процессы в мiре направлены на построение нового мiрового порядка и установление мiрового правительства – предтечи Антихриста, духовная, а именно, сатанинская их сущность стала совершенно очевидна. Поэтому противостояние этим процессам, а значит политическая деятельность в этом направлении, напрямую касается спасения души.

История хранит множество примеров, когда монахи призывали и благословляли православный народ на борьбу с внешними и внутренними врагами, то есть участвовали в политической борьбе. В VIII веке, когда иконоборчество в Византийской империи, казалось бы, уже победило, в Константинополь пришло 50 тысяч монахов (!) засвидетельствовать истину. Они подняли народ и отстояли Православие… Под руководством Святого Афанасия, в полном смысле слова, проходила операция по освобождению Крита от пиратов…

Русская История эти примеры умножает. Вспомним Игумена Земли Русской Преподобного Сергия Радонежского, благословившего Святого Дмитрия Донского на битву за Веру и Родину, искоренителей ереси жидовствующих Святителя Геннадия Новгородского и Преподобного Иосифа Волоцкого, Патриарха Гермогена, призывавшего из застенка русский народ подняться против захватчиков!..

А еще каждый русский обязан помнить, что первым биться на Куликовом поле вышел схимник Александр Пересвет, и что монахи Троице-Сергиевой Лавры отражали атаки осаждающих Лавру поляков не только постом и молитвой!..

Но что самое интересное, провозглашая с амвона, что Церковь вне политики, сами-то архиереи наши политическую деятельность ведут. И очень бурную… Особенно активизировалась она с появлением таких деятелей, как митрополит Илларион…

Как еще назвать, если не политической деятельностью, всевозможные «межконфессиальные встречи», форумы, конференции, в которых они постоянно участвуют?.. А что значат благословения политикам на их непонятно какие действия, причем политикам часто совсем неправославным?.. Или поздравления и награждения церковными орденами жидовских раввинов и агарянских мулл?.. Да само участие в работе Всемирного Совета Церквей – что это? Не политическая ли деятельность?..

И плоды этого мутного политикантства для русского народа, увы, отнюдь не благодатные…

Но за действия свои перед церковным народом Владыки наши отчитываться нужным не считают, вернее даже не подозревают, что делать это обязаны. И когда им об этом в редких случаях напоминают, они просто теряются.

Так во время недавнего визита наших архиереев в Великую Лавру Святого Афанасия в отсутствии игумена встречавший их иеромонах Евстратий спросил участника прошедшего в прошлом году Всеправославного предсоборного совещания в Шамбези митрополита Иллариона о том, какие вопросы на нем разсматривались. На что тот, по привычке , «глубокомысленно» ответил, что они были очень сложными. А когда отец Евстратий предложил их, если они такие сложные, тут же и обсудить, тот не нашел ничего другого, как сослаться на усталость и спешно удалиться.

Однако к великому сожалению такие вопросы нашим архиереям могут задвать только на Афоне. На сегодняшний момент в Русской Православной Церкви сложилась нездоровая ситуация, когда церковная иерархия, клир и народ церковный живут в своих обособленных мiрах, соприкасаясь друг с другом только во время богослужений, которые являются, по существу, единственным проявлением церковной жизни. Исключения, конечно, существуют, но только как подтверждение правила.

Русская Православная Церковь, по существу, сейчас является Церковью неофитов, где неофитами являются не только большинство паствы, но и многие пастыри, даже архиереи. И большинство в ней, включая тех же пастырей, не знают толком ни прав своих, ни обязанностей.

К тому же, права и обязанности в нашей Церкви поделены как-то не совсем честно. Все права – пастырям, все обязанности – пастве. Поэтому велико же было удивление Владыки Иллариона, когда на следующий день ему, после Божественной Литургии пожелавшему произнести слово в Храме, в этом отказали, обратив внимание на то, что слово по существу «сложных вопросов» от него с интересом ждали вчера, а дежурные фразы после службы уставшим монахам слушать просто в тягость да и неинтересно.

Слава Богу, что Он сохранил для нас, христиан последних времен, Афон, этот островок неискаженного Православия, как добрую закваску! Перед афонскими монахами, когда речь шла о его защите, вопрос о том, является ли это политической деятельностью или нет, не стоял никогда.

Будем же молиться о том, чтобы и Русская Православная Церковь нашла в себе здоровые силы сохранить этот истинный дух Православия, который в последнее время отвергается, уничижается и подвергается всяческим нападкам нахлынувшими в нее неожидовствующими и просто приспособленцами, которым, что Церковь, что КПСС, лишь бы быть в мейнстриме.

В заключение скажу, что, естественно, созерцательная и безпопечительная жизнь внутри себя для монаха конечно предпочтительней его обращению во вне. Но всему свое время. И на наш взгляд «время молчати» закончилось, пришло «время глаголати» (Эккл. 3:7).

Господи, благослови!