Русские, будьте бдительны!

233

О том, что генерал Ачалов подал заявку на проведение митинга десантников, узнал уже давно и такой новости, конечно, порадовался. Но вот вчера прочитал в интернете, что к этому благому начинанию примазались Квачков с Екишевым, заявляя о себе, как о главных его организаторах, и заскорбело сердце мое в предчувствии великой беды.

Поэтому, чтобы не повторились события осени 93-го, когда пошли русские на убой, ведомые козликами-провокаторами Руцким и Хасбулатом, я просто обязан разсказать всем русским людям о нашем с Квачковым разговоре двухлетней давности, хотя об этом уже писал в комментариях Живой Книги.

В первую очередь, прочитать этот пост должны десантники, возглавить которых оборотни в «православно-патриотических» шкурах пытаются.

Пишу об этом с молитвой, перед Святыми иконами и за каждое слово перед Богом отвечу.

Господи, благослови!

В терминологии политтехнологов есть такое понятие – канализация общественных процессов.

Для того, чтобы установить полный контроль над обществом и управлять им при любых сменах политического вектора, скрытые от обывательских глаз действительные его властители, предполагая возможные общественные настроения и устремления, заранее для каждого из них бетонируют канал – создают партию или общественное движение — и готовят для них лидеров.

Все для, как говорится, электората, пардон, народа… Очень ему, электорату, удобно. Ничего не нужно создавать, регистрировать – все готово, только становись под знамена уже «раскрученного» вождя и иди…

Это касается и оппозиционных партий. Так как, в случае свержения ставшего народу ненавистным режима и перехода видимой власти к оппозиции, реальная власть остается у все тех же закулисных манипуляторов общественным сознанием.

Лидеров оппозиции они готовят загодя и держат до определенного момента, как шулер туза в рукаве. Причем оппозиционный лидер должен иметь имидж репрессированного правящим режимом страдальца за народ и справедливость. Для того, чтобы стать Нельсоном Манделой, сначала необходимо отсидеть.

Зная об этом, я давно уже предполагал, что на случай, когда русский народ вконец устанет от питерской «сладкой парочки» и восхощет сильной руки, на роль «народного вождя» готовят Квачкова.

Вычислить это большого труда не составляло — уж больно топорной была работа спецслужб, обеспечивающих эту операцию. Увы, всеобщее и повсеместное снижение квалификации — отличительная черта жизни современной России.

Странное «покушение на Чубайса» вызвало у меня множество вопросов сразу же. Разработчик спецопераций ГРУ не мог разстреливать бронированный лимузин из «калаша», за такую проваленную «операцию» в былые времена его бы под трибунал отдали. (Как хорошо сказал адвокат одного десантника, обвинявшегося в каком-то неудавшемся покушении: «Невыполнение моим клиентом поставленной задачи?.. Это клевета на наши доблестные Воздушно-Десантные Войска!»)

Ну а если Квачков его не разстреливал, как утверждают адвокаты, в чем тогда вообще вопрос? И что тогда дает ему право позиционировать себя, как национального героя и лидера?

Недоумение вызывало и само его соседство с Чубайсом по даче. Думаю, любой здравомыслящий человек понимает, что у таких, как Чубайс, случайных соседей не бывает.

И сама его история, его чрезмерная политическая активность, сомнительное окружение нехорошие о нем предположения усиливали.

Странной была его выборная кампания. Что значит в современной России зарегистрировать кандидатом в депутаты «зека», сидящего за покушение на Чубайса (!), когда, в то же самое время, в этом отказывают людям с кристальной репутацией?!

А его «ополчение» пресловутое ?..

Ополчением называются вооруженные народные отряды и его мобилизация предполагает немедленную раздачу населению в руки оружия. В ином случае, это просто западня для наивных русских пассионариев, чтоб их переписать и постановить на учет.

Однако даже такие неувязки в его «легенде» не настораживали легковерных русских людей. И было ясно, что этого новоявленного «Пожарского» просто необходимо снимать с дистанции, чтобы, не дай Бог, на протестной волне не стал он новым «спасителем нации» и очередным ельцинским «преемником».

Сюжет этот не столь сюрреалистический, как может показаться с первого взгляда, если принять во внимание соседство Квачкова с дачей Чубайса, где вопрос о поставлении на Российский трон другого, правда под-, а не полного полковника, и решался.

Но так как жизнь научила меня поспешных выводов ни о чем не делать и о человеке, не посмотрев ему прежде в глаза, не судить, оставил все свои недоумения Господу, зная, что, если воля Его на это будет, встречу с Квачковым Он еще устроит.

Так и случилось. Во время очередного моего приезда в Москву, года два как, в разговоре с одним моим знакомым, кстати бывшим десантником, речь зашла о Квачкове, он оказался с ним знаком и договорился с ним о встрече.

Приехав к нему домой, застали там, кроме самого Квачкова и его жены, еще нескольких человек, среди которых, как впоследствии выяснилось по фотографиям, был и Екишев. Меня явно и как-то настороженно ждали. (Никого из присутствующих Квачков нам почему-то не представил. Но, с виду, все, как на подбор, были жиды.)

Сразу почувствовалось какое-то напряжение, которое не прекратилось, как это обычно бывает, за столом, за который мы сразу же и сели. На нас совсем не обращали внимания, с показной серьезностью обсуждая какие-то свои важные дела. Чувствовалось, что здесь играют в штаб Смольного 17-го года и этим стараются произвести на нас впечатление. (Квачков заочно знал меня и мое негативное отношение к его ближайшим «соратникам» — семье Мироновых.)

Все это выглядело странным, так как мы были приглашены для знакомства и беседы, стол, по всей видимости, накрыт был специально для нас, а о нас как-будто совсем забыли. Я молчал, ожидая когда со мной заговорят. Наконец, Квачков спросил у меня:
— Ну а чем вы там занимаетесь на Афоне?
— Суета, — отвечаю,— стройка.

«И тут Остапа понесло»: «Все строите!.. Купола золотите!..» И далее несколько минут «обличений» в этом же духе…

Все это время я сидел молча, покуда не услышал: «А Патриарх ваш, вообще, пидарас!»
— Стоп, — говорю, — неужели это правда? Вы-то человек спецслужб и не будете говорить так, не имея этому доказательств. Где они?
— Какие доказательства. По нему, что и так не видно?
— Ну ты, парень, — говорю, — совсем за буйки заплыл. А если мне кажется, что ты на пидора похож, можно мне об этом всем подряд говорить? Как ты смеешь свои такие домыслы о Святейшем Патриархе произносить вслух, не имея на это никаких доказательств?

После чего был резкий разговор, продолжить его мы ушли в отдельную комнату. В результате, нервы Квачкова не выдержали, и он сказал буквально следующую фразу:
— Ничего, придем к власти — на всех фонарях, попы, висеть будете.
— Вот и показал Господь красное твое пузо — ответил я ему.

Потом высказал выбежавшим на наш громкий разговор из кухни его еврейским соратникам, кто они есть… Посочувствовал смутившейся жене Квачкова, кажется Надежде, (единственной среди них русской, если не ошибаюсь), и посоветовал, спасения души ради, Квачкова бросать и бежать из этого кагала…

Иорданские «ополченцы» и сам их предводитель такого не ожидали и стояли молча.

После чего мы с моим спутником оделись и ушли. Правда, когда завязывал шнурки, напрягала мысль, чем глушить квачковскую овчарку, если натравит.
И только после того, как захлопнули за собой дверь, из-за нее послышался визгливый квачковский крик: «Поп-толоконный лоб!».

Хотел стукнуть по двери ногой, но, увидев спускавшуюся по лестнице пожилую женщину, сдержался. Монах все-таки…

Вот такой был между нами «православно-патриотический» разговор.

И куда поведет русский народ этот «вождь», дальше судите сами. Что нас, «попов», на эшафот — об этом уже знаю…