А также от всей души радуемся за православных братьев на Украине, что им Господь такого доброго пастыря даровал. http://news.church.ua/2014/08/13

Владыка Онуфрий – настоящий монах, не оставляющий своего монашеского молитвенного правила и аскетической (подвижнической) жизни, даже во Святительском сане пребывая. Что по нынешним временам редкость большая!

А это значит, что в его лице народ Украины имеет сейчас великого молитвенника и предстателя перед Христом… В полном смысле слова Угодника Божия…

И это дает надежду на то, что, его молитвами, братоубийственная война на Украине прекратится.

С Владыкой Онуфрием у меня связано очень много добрых воспоминаний и значительных в моей жизни событий…

По дороге своей в Иерусалим в начале сентября 1992-го с территории его епархии – Черновицкой и Буковинской – я перешел границу уже бывшего СССР. А перед тем заходил к нему за благословением, просьбой его святых молитв и последними наставлениями, как вести себя за границей, в инородческой и иноверческой среде. И то, что он молился за меня, одинокого путника, страны с диким населением благополучно миновавшего, мне стало со всей очевидностью ясно в 1996-м, когда мы встретились, и думаю не случайно, у Святого Гроба Господня.
К тому времени я был уже в очень плачевном духовном состоянии, якоже пес егда возвратится на своя блевотины (Притч. 26:11). Так как осенью 1994-го возвратился я во Владивосток после многолетнего странничества моего, и как-то незаметно прежняя жизнь захлестнула меня снова. Порой даже как бы и не верилось самому (!), что я в Иерусалим целых три года путешествовал…

Но после одного трагического события я все же пришел в себя, и сердце меня снова в Иерусалим потянуло. Естественно, не пешком, а на самолете, но в Иерусалим я снова отправился – встретить там Пасху, помолиться и, так сказать, привести себя в надлежащее духовное состояние.
Однако за грехи мои Господь Пасху встретить в Иерусалиме мне тогда не позволил – по совершенно невероятным обстоятельствам приглашение для визы не пришло. Это сейчас понятно, что в тот момент и при том состоянии моего духа VIP-паломничество без трудов и скорбей не полезно для души моей было, – не привело бы ее к зрению окаянности своей, а, наоборот, разхолодило бы и дало ложный повод к самоуспокоению… Встретил бы Благодатный огонь, Пасхальную службу у Гроба Господня отстоял, по Святым местам проехался и благополучно бы вернулся во Владивосток …на те же своя блевотины!

Но тогда поначалу к истинному разумению произходящего не пришел и это было для меня страшным и мучительным искушением. Но понял, что на Святую Землю грехи мои меня не пускают, и стал усиленно молиться, поститься, читать Псалтирь… А как только дух мой пришел в соответствующее благочестивому паломничеству состояние, сразу же и проблемы с визой разрешились.
Прилететь в Иерусалим мне удалось только на Θомину неделю, но уже в таком покаянном чувстве, что все тут же приключившиеся со мной в полном смысле слова чудесные события, с помощию Божией, разсудил я правильно (не без участия и Владыки Онуфрия) и домой решил уже не возвращаться.

Случилось же вот что… Как только я, сразу по приезду в Иерусалим, зашел в Храм Гроба Господня, …тут же (!) потерял ключи от дома! В пустом храме (его на ночь закрывают, а потому, кроме меня, мiрских в нем оставалось всего пару человек) перед тем, как зайти в Кувуклию Гробу Господню поклониться, сел на скамью перед ней достать из сумки помянник и Св. Евангелие, чтоб в Кувуклии помолиться. Ключи же в вместе с ними в отдельном мешочке лежали. Сразу в сумку их не положил, на скамейке оставил – свитер еще достал, в храме холодно ночью. Только свитер одел… А ключей уже нет… И вокруг ни одного человека… (?!!!)

Как сумасшедший искал их часа два… Умопомрачение было такое, что даже Гробу Господню не поклонился! Однако безрезультатно… А ошеломлен я был так, потому что увидел во всем этом очень явный мистический знак, так как подобное случилось со мной уже второй раз (!). И в тот, первый раз, я также мистически воспринял их потерю… Это было поводом больших моих смущений и размышлений…

Первый раз я потерял ключи от дома, в мой пеший поход в Иерусалим, …как только ступил на Святую Землю (!). Их мне, отправляющемуся после Пасхи 1990-го поклониться Гробу Господню с молитвой о возвращении дала в дорогу покойная мама. Чтоб они мне служили в искушениях напоминанием о доме, где меня всегда ждут, – так она тогда сказала. Три года я нес с собой эти ключи!.. И уже перед самым Иерусалимом, в Иерихоне, их потерял!..

Как сейчас, хоть и прошло уже больше двадцати лет, помню помыслы, меня тогда посетившие: странник ты уже на земле… нет у тебя дома… и не стоит тебе возвращаться на место греха своего… (Однако после почти года пребывания на Святой Земле острота их стерлась, и я, в итоге, вроде бы домой, а на самом деле, как уже выше сказал, на своя блевотины вернулся.)
Потому во второй раз искал я ключи по всему храму, как одержимый, до того самого момента, когда в разгар смятения в голове и душе моей по поводу этой полной мистики знаковой потери в полночь двери Храма Гроба Господня отворили, и внутрь его с плачем и стоном прямо ворвалась огромная толпа русских паломников. – К тому времени уже начали ходить первые паломнические пароходы, и истосковавшаяся по Христу кондовая Русь припасть ко Гробу Его наконец-то возможность получила.

Зрелище было просто душераздирающим! Люди ползали по храму на коленях, целовали плиты пола и все к чему можно было приложиться… Матери на Камне помазания распеленывали грудных младенцев и на него их голенькими ложили… Рыдания раздавались такие, что душу рвало…

Это произвело на меня такое впечатление, что все недоумения мои разсеялись сразу – понял всем сердцем я, что второй раз мне отвергать столь явный знак, значит искушать Господа!

И вот же, как неисповедимы пути и дела Господни, – среди паломников я увидел Владыку Онуфрия, который меня тоже сразу узнал. Я тут же ему разсказал о случившемся. И он тоже этот странно повторяющийся случай с ключами воспринял как знак мне. Тогда я попросил его благословения домой не возвращаться! И он меня на это благословил…

Так, можно сказать, с благословения Владыки я, в конечном итоге, на Святой Горе и оказался!
А потом, когда я уже был на Аθоне, он начал сюда ездить по несколько раз в год. Часто приезжал он и к нам в Лавру. Мой герондас очень его любил, и Владыка однажды молился у нас в Лавре целую неделю. (!) Отпускал меня старец с Владыкой и на Карулья. Мы на Фрихта [Ужасные] Карулья с ним еще по старым, ржавым и оборванным цепям ходили. До сих пор помню помысел: если сорвется в пропасть епископ, как грех такой отмолю?!!

Где-то в моем неразобранном архиве есть даже уникальные фотографии Владыки Онуфрия с папой Стефаном. Отошедшие в Небесные Обители Аθонские Старцы. Все хочу опубликовать, да руки не доходят…
Вот такой получился у меня целый разсказ о роли замечательного Архипастыря Божия в моей судьбе.

И в избрании Владыки Онуфрия на Первосвятительскую каθедру Украины в столь трудный для триединого русского народа час видна неизреченная глубина Промысла Божия о нас и великая Его милость. Возблагодарим же за это Господа!

   Владыке Онуфрию многая и благая лета!
Εις πολλά έτη Δέσποτα!